как отвадить чужого кота от двора

Из письма: «Я живу в далекой деревне, и у нас тут ни у кого нет меда. Однажды по дворам пошли молдаване и предлагали флягами купить у них мед. Денег просили много, но люди покупали, так как это дефицит, а когда кто-нибудь простывает, мед очень нужен. Купила и я у этих людей семилитровый бидон меда. Потом уже, когда молдаване уехали из села, пошли разговоры, что во флягах сверху был мед, а так насыпан сахар. Слез было у людей много, ведь в основном все мы уже пожилые, давно не работающие и малообеспеченные люди и живем тем, что вырастили сами. У жены Егорыча случился после этого инфаркт, и она умерла. В моем бидоне тоже мед был только сверху, а там все один сахар. Не скрою, я тоже плакала от обиды, ведь деньги отдала немалые, думала, внучата побалуются, когда зимой простынут, а меня объегорили...»

Еще одно письмо на ту же тему: «Уважаемая Наталья Ивановна, я у Вас была на приеме после Рождества. Пишу Вам с большой благодарностью и буду молиться за Вас столько, сколько буду жить. Мое дело разрешилось благополучно, как Вы и обещали. Дорогая Наталья Ивановна, я очень не хочу Вас огорчать, но, подумав, я все-таки решила Вам об этом написать, хотя бы для того, чтоб Вы написали об этом в книге и тех, кто к Вам поедет, не обманули в пути. Когда я приехала к Вам в Новосибирск и стояла на вокзале, на остановке, ко мне подошел мужичок небольшого роста, водитель «Жигулей». Он спросил: «Кто к Наталье Ивановне Степановой, я могу довезти за пятьдесят рублей». Я и обрадовалась. Дорогой я у него спросила: «Как вы узнали, что я еду к Степановой?» И он, рассмеявшись, сказал, дескать, я, как и другие калымщики, этим живу, подхожу и спрашиваю, а потом везу. Я еду, как дура довольная, что мне так повезло, а когда мы приехали, он запросил с меня семь тысяч рублей! Мне аж дурно стало, ведь я с собой брала только на дорогу туда и обратно. Стала я тогда с ним спорить: «Ты же говорил мне, что возьмешь пятьдесят рублей!» А он с таким возмущением: «Я имел в виду пятьдесят

Источник

Давным-давно, задолго до железных дорог, на самой дальней окраине большого южного города жили из рода в род ямщики - казенные и вольные. Оттого и вся эта местность называлась Ямской слободой, или просто Ямской, Ямками, или, еще короче, Ямой. Впоследствии, когда паровая тяга убила конный извоз, лихое ямщичье племя понемногу растеряло свои буйные замашки и молодецкие обычаи, перешло к другим занятиям, распалось и разбрелось. Но за Ямой на много лет - даже до сего времени - осталась темная слава, как о месте развеселом, пьяном, драчливом и в ночную пору небезопасном.

Как-то само собою случилось, что на развалинах тех старинных, насиженных гнезд, где раньше румяные разбитные солдатки и чернобровые сдобные ямские вдовы тайно торговали водкой и свободной любовью, постепенно стали вырастать открытые публичные дома, разрешенные начальством, руководимые официальным надзором и подчиненные нарочитым суровым правилам. К концу XIX столетия обе улицы Ямы - Большая Ямская и Малая Ямская - оказались занятыми сплошь, и по ту и по другую сторону, исключительно домами терпимости. Частных домов осталось не больше пяти-шести, но и в них помещаются трактиры, портерные и мелочные лавки, обслуживающие надобности ямской проституции.

Образ жизни, нравы и обычаи почти одинаковы во всех тридцати с лишком заведениях, разница только в плате, взимаемой за кратковременную любовь, а следовательно, и в некоторых внешних мелочах: в подборе более или менее красивых женщин, в сравнительной нарядности костюмов, в пышности помещения и роскоши обстановки.

Самое шикарное заведение - Треппеля, при въезде на Большую Ямскую, первый дом налево. Это старая фирма. Теперешний владелец ее носит совсем другую фамилию и состоит гласным городской думы и даже членом управы. Дом двухэтажный, зеленый с белым, выстроен в ложнорусском, ёрническом, ропетовском стиле, с коньками, резными наличниками, петухами и деревянными полотенцами, окаймленными деревянными же кружевами; ковер с белой дорожкой на

Источник

Большая книга стервы

Евгения Шацкая

С детства мне твердили о том, что нужно быть хорошей девочкой. Я верила взрослым и была послушной. Но хорошим девочкам не везет. Ты не замечала, что к отличницам мальчики пристают исключительно с просьбами списать контрольную? В одиннадцатом классе мне наконец «повезло»: первая любовь и… Любимый переметнулся к однокласснице. Первый раз возникла мысль: «Со мной что-то не так». Погоревала и решила — нечего распускать слюни; так ему и надо, и неизвестно, кому повезло больше. Все мужчины — сволочи. Отольются кошке мышкины слезки. Не понял, не оценил своего счастья. Дальше — больше. Университет: сокурсницы-эгоистки, берущие от жизни все (и даже больше, чем все!), купались в мужском внимании и любви. А я, как дура (сейчас, правда, думаю: «А почему КАК?!»), тянула лямку старосты группы и получала свои пятерки. Третий курс. В вузах всегда бурно отмечают «экватор» — половину срока обучения. Мой мужчина (нет, тогда еще мальчик), которому в тот день я решила подарить свою невинность, целует в коридоре… одногруппницу. И тут я не выдержала. Стервы, гулящие девки — чем же они так притягательны для мужчин? Почему они, вместе с нашими мужчинами, смеются над нами? Почему им везет, а мне нет? Почему они устраиваются на хорошую работу и сами выбирают мужчин? Мне это было непонятно. Мне, как и многим, хотелось всего и сразу, как в женских романах и сериалах: умных и богатых кавалеров, головокружительной карьеры, восхищенных взглядов и красивых ухаживаний, путешествий и дорогих подарков. Ты думаешь, хоть что-то получилось? Черта с два! Не получилось, пока я не осознала, что все это имеют только стервы (просто «гулящие» довольно быстро «выходят в тираж»). Пока я прилежно учила историю и литературу, мои сверстницы-стервы изучали совсем другую науку: как использовать слабости других людей на пользу себе любимой. Они учились обольщать и флиртовать, наносить макияж, пить в конце концов. Они учились быть интересными, а я оставалась такой же

Источник

Отгорел закат, и полная луна облила лес зеленоватым мертвенным серебром. Такой лес венны называли красным. Стеной стояли высокие сосны, медноствольным тыном венчая каменистый креж<Креж – береговой обрыв. > берега. Между ними и приречным обрывом лежал ровный луг. Днём по нему гулял тёплый ветер, волнуя густую траву и головки по-северному мелких, но от этого ещё более ярких цветов. Теперь стояла глубокая ночь. Дремали, сомкнув лепестки, дневные цветы, затих непоседливый ветерок, и лунное серебро как бы старило год, покрывая каждую сосновую хвоинку, каждую ворсинку травяных стеблей чуть ли не инеем.

Некто, наделённый тонкими чувствами и зрячей душой, на самой грани слуха мог бы уловить детский смех: две девочки-близняшки и третья, помладше, бежали сквозь густой малинник по тропке, утоптанной их босыми ногами. Ручьи колокольчиками звенели в ответ, сбегая со скал. Дети спешили к зреющим ягодам, и за ними присматривала большая собака. Другой пёс – суровый охранник – лежал растянувшись на залитом предвечернем солнцем крыльце. Возле его морды, в каком-то вершке от страшенных клыков, играл с кусочком меха маленький трёхцветный котёнок.

Лесу снилась женщина, вышедшая из дома. Эта женщина была прекрасна, потому что ее любили. Она вытирала руки вышитым полотенцем и звала ужинать мужчину, коловшего дрова на заднем дворе…

Видение счастья дрожало и колебалось в тихом ночном воздухе над пустой поляной. Сон заповедных кулижек, который, может быть, станет вещим. А может быть, и не станет.

Может, раньше здесь в самом деле повсюду росли большие деревья, но теперь от них не осталось даже воспоминаний. Не догнивали между скалами обломки рухнувших стволов, не пытались расти корявые, от рождения изуродованные последыши. Всё было мертво. Ни травы, ни мха, ни даже лишайника. А под ногами влажно чавкала глина, перемешанная со щебнем. Ничьи корешки не сплачивали её воедино, превращая в живую и гостеприимную землю.

хочу кота муж не хочет
Итак, вы уже определились кого выбрать: британку, или британца, и сделали свой выбор в пользу британского котенка мальчика. На этом муки выбора не заканчиваются, ведь вам предстоит еще выбрать и решить как назвать котен

Так, наверное, выглядели бесп

Источник

7000 заговоров сибирской целительницы

Я научу вас читать судьбу по звездам, видеть прошедшее и будущее на воде, правильно и безопасно преломить Зазеркалье, чтобы увидеть то, что скрывает незримая пелена нашего измерения. В зеркале и на воде можно увидеть потусторонний мир, вызвать душу человека, как живого, так и ушедшего в запредельное пространство.

Благодарю всех, кто поздравляет меня с праздниками. Меня это всегда очень волнует. Я искренне молюсь за всех, кто откликается на чужую беду. Отрадно читать письма людей, которые просят не только за себя, но и за чужих людей. Ведь Сам Господь говорил: милостливое сердце будет принято с милостью.

Я здесь напишу, в какое время что нужно добывать и на что употребить, а вы при случае старайтесь все это припасти. Отведите себе место в доме, где будете все хранить. Неплохо подписывать коробочки, чтобы не забыть, что в ней лежит и на какой срок. Вы будете знать, что где брать.

Венчальная свеча – ею лечат кликуш, т. е. порченых. Обычно их отчитывают в церкви, но даже это не помогает. Венчальной свечой лечить вернее. Но заполучить такую свечу непросто, так как не каждые молодожены отдадут свои свечи после венчания неизвестно кому. Все же нужно постараться заполучить венчальные свечи, ими лечат очень многое.

Крушина – веточки, кору хранят дома. Известно, что крушина послужила для сплетения тернового венца Христа Спасителя. С тех пор Христос наградил ее свойством исцелять от страха. Ее кладут под постель человеку, которого мучают кошмары. Детям помогает об боязни темноты.

Паутина лесная – собирают ее в лесу с кустов, с травы в Иванову ночь. Ходить за паутиной нужно в одиночку, чтобы ни с кем не заговорить. Скатывают паутину пальцами в шарики, как хлебный мякиш, кладут в чистые баночки из-под крема. Паутину пользуют от рака, предварительно наговорив:

проблемы жкт у кота
Запоры у британских кошек очень распространенное явление, и такое состояние вызвано, прежде всего, что кошки заглатывают шерсть когда вылизывают себя, а также с неправильным питанием.

Под запором у кошек следует по

Позвонок поросенка – сварите поросенка (молочного), выберите самый мелкий позвонок (косточку из позвоно

Источник

Из письма: «Я живу в далекой деревне, и у нас тут ни у кого нет меда. Однажды по дворам пошли молдаване и предлагали флягами купить у них мед. Денег просили много, но люди покупали, так как это дефицит, а когда кто-нибудь простывает, мед очень нужен. Купила и я у этих людей семилитровый бидон меда. Потом уже, когда молдаване уехали из села, пошли разговоры, что во флягах сверху был мед, а так насыпан сахар. Слез было у людей много, ведь в основном все мы уже пожилые, давно не работающие и малообеспеченные люди и живем тем, что вырастили сами. У жены Егорыча случился после этого инфаркт, и она умерла. В моем бидоне тоже мед был только сверху, а там все один сахар. Не скрою, я тоже плакала от обиды, ведь деньги отдала немалые, думала, внучата побалуются, когда зимой простынут, а меня объегорили...»

Еще одно письмо на ту же тему: «Уважаемая Наталья Ивановна, я у Вас была на приеме после Рождества. Пишу Вам с большой благодарностью и буду молиться за Вас столько, сколько буду жить. Мое дело разрешилось благополучно, как Вы и обещали. Дорогая Наталья Ивановна, я очень не хочу Вас огорчать, но, подумав, я все-таки решила Вам об этом написать, хотя бы для того, чтоб Вы написали об этом в книге и тех, кто к Вам поедет, не обманули в пути. Когда я приехала к Вам в Новосибирск и стояла на вокзале, на остановке, ко мне подошел мужичок небольшого роста, водитель «Жигулей». Он спросил: «Кто к Наталье Ивановне Степановой, я могу довезти за пятьдесят рублей». Я и обрадовалась. Дорогой я у него спросила: «Как вы узнали, что я еду к Степановой?» И он, рассмеявшись, сказал, дескать, я, как и другие калымщики, этим живу, подхожу и спрашиваю, а потом везу. Я еду, как дура довольная, что мне так повезло, а когда мы приехали, он запросил с меня семь тысяч рублей! Мне аж дурно стало, ведь я с собой брала только на дорогу туда и обратно. Стала я тогда с ним спорить: «Ты же говорил мне, что возьмешь пятьдесят рублей!» А он с таким возмущением: «Я имел в виду пятьдесят

Источник