кот облизывает чужого котенка

Данная книга — итог необычного проекта, осуществленного в 2002 году в Интернете. Перед вами около 500 рассказов 213 женщин о своем первом сексуальном опыте. Это абсолютно откровенные истории, рассказанные реальными женщинами без стеснения или украшательства.

Интимная жизнь не зря называется именно так. Из всех сторон человеческой жизни она наиболее закрыта, хотя по значимости важнее многих других. Это не та область, где можно запросто получить совет или консультацию у родных, друзей, знакомых, не говоря уже о посторонних. Нелегко и задать кому-нибудь подобные вопросы. В поисках нужных сведений часто приходится покупать научно-популярную книжку, где автор излагает тысячам людей /свою/ точку зрения на интересующий вопрос и предлагает те решения, которые сам считает верными. Но правильно ли это? А если наоборот? Может быть, лучше, если не один человек будет давать советы другим, а сотни людей сами расскажут друг другу истории о том, что реально происходило с ними, поделятся своими впечатлениями, объяснят мотивы своих поступков в различных ситуациях? Представьте, что вместо одного сексолога у вас есть 213 раскованных и совершенно откровенных подруг, которые не стесняясь поделятся с вами личным опытом!

Человеку свойственно думать, что именно его жизнь, его ситуация уникальны. На самом деле, все уже когда-то с кем-то было и повторялось миллионы раз. Однако этот опыт, как правило, недоступен. Цель настоящего издания — вывести личный интимный опыт из скрытого состояния и дать возможность передать его друг другу напрямик.

Ранние проявления детского эротизма и подростковой сексуальности — эта тема почти табу. Но именно первые сексуальные эмоции зачастую вызывают эффект «импринтинга», запечатления, откладывая отпечаток на все последующее восприятие интимных отношений. На этой почве нередко возникает масса комплексов, страхов и сомнений в собственной полноценности. Но разве с кем-нибудь об этом поговоришь в обычной жизни? Или — если мать сталкивается с т

Источник

Данная книга — итог необычного проекта, осуществленного в 2002 году в Интернете. Перед вами около 500 рассказов 213 женщин о своем первом сексуальном опыте. Это абсолютно откровенные истории, рассказанные реальными женщинами без стеснения или украшательства.

Интимная жизнь не зря называется именно так. Из всех сторон человеческой жизни она наиболее закрыта, хотя по значимости важнее многих других. Это не та область, где можно запросто получить совет или консультацию у родных, друзей, знакомых, не говоря уже о посторонних. Нелегко и задать кому-нибудь подобные вопросы. В поисках нужных сведений часто приходится покупать научно-популярную книжку, где автор излагает тысячам людей /свою/ точку зрения на интересующий вопрос и предлагает те решения, которые сам считает верными. Но правильно ли это? А если наоборот? Может быть, лучше, если не один человек будет давать советы другим, а сотни людей сами расскажут друг другу истории о том, что реально происходило с ними, поделятся своими впечатлениями, объяснят мотивы своих поступков в различных ситуациях? Представьте, что вместо одного сексолога у вас есть 213 раскованных и совершенно откровенных подруг, которые не стесняясь поделятся с вами личным опытом!

Человеку свойственно думать, что именно его жизнь, его ситуация уникальны. На самом деле, все уже когда-то с кем-то было и повторялось миллионы раз. Однако этот опыт, как правило, недоступен. Цель настоящего издания — вывести личный интимный опыт из скрытого состояния и дать возможность передать его друг другу напрямик.

Ранние проявления детского эротизма и подростковой сексуальности — эта тема почти табу. Но именно первые сексуальные эмоции зачастую вызывают эффект «импринтинга», запечатления, откладывая отпечаток на все последующее восприятие интимных отношений. На этой почве нередко возникает масса комплексов, страхов и сомнений в собственной полноценности. Но разве с кем-нибудь об этом поговоришь в обычной жизни? Или — если мать сталкивается с т

Источник

Пишут, что в начале снова будет слово. А пока в школах еще по старинке талдычат, что сперва был большой взрыв и все сущее разлетелось.

Причем все, якобы, существовало уже до взрыва – и все еще не сказанные слова, и все видимые и невидимые галактики. Так в песке уже живет будущее стекло, и песчинки – семена вот этого окна, за которым как раз пробежал мальчишка с мячом, засунутым под футболку.

А размером эта ни окон ни дверей полна горница людей была, сообщают ученые, с футбольный мяч. Или арбуз. А мы в нем были семечками. И вот там все созрело и, напыжившись, поддало изнутри.

Другое стало воспоминанием одной девочки, которая хотела быть мальчиком – в детстве ее одели на маскарад Котом в сапогах, и все кругом норовили дернуть за хвост и, в конце концов, оторвали, так и пришлось ходить с хвостом в руке.

Третье семечко проклюнулось много лет назад и стало юношей, который любил, когда я чесала ему спинку, и ненавидел ложь, особенно когда начинали уверять со всех трибун, что смерти нет, что записанные слова – это что-то вроде трамвая, увозящего в бессмертие.

Перед тем как сжечь дневник и все свои рукописи, он написал последнюю фразу, ужасно смешную: “Дар оставил меня” – я успела прочитать до того, как ты вырвал из моих рук ту тетрадку.

Стояли у костра и поднимали от жара ладони к лицу, глядя на кости пальцев, которые проступали сквозь прозрачную красную плоть. Сверху падали хлопья пепла – теплые сгоревшие страницы.

И что же это получается? Юлия-дурочка старается, шлет ему письма, а жестокосердный Сен-Пре отделывается короткими шутливыми посланиями, иногда в стихах, рифмуя селедок и шведок, амуницию и сублимацию, засранное очко и улыбку Джоконды (кстати, ты понял, чему она улыбается? – я, кажется, поняла), пупок и Бог.

Оставалось только выбрать себе войну. Но за этим, понятно, дело не стало. Уж чего-чего, а этого добра у непобитого отечества хлебом не корми, и дружественные царства, не успеешь толком и газету разве

Источник

Пишут, что в начале снова будет слово. А пока в школах еще по старинке талдычат, что сперва был большой взрыв и все сущее разлетелось.

Причем все, якобы, существовало уже до взрыва – и все еще не сказанные слова, и все видимые и невидимые галактики. Так в песке уже живет будущее стекло, и песчинки – семена вот этого окна, за которым как раз пробежал мальчишка с мячом, засунутым под футболку.

А размером эта ни окон ни дверей полна горница людей была, сообщают ученые, с футбольный мяч. Или арбуз. А мы в нем были семечками. И вот там все созрело и, напыжившись, поддало изнутри.

Другое стало воспоминанием одной девочки, которая хотела быть мальчиком – в детстве ее одели на маскарад Котом в сапогах, и все кругом норовили дернуть за хвост и, в конце концов, оторвали, так и пришлось ходить с хвостом в руке.

Третье семечко проклюнулось много лет назад и стало юношей, который любил, когда я чесала ему спинку, и ненавидел ложь, особенно когда начинали уверять со всех трибун, что смерти нет, что записанные слова – это что-то вроде трамвая, увозящего в бессмертие.

Перед тем как сжечь дневник и все свои рукописи, он написал последнюю фразу, ужасно смешную: “Дар оставил меня” – я успела прочитать до того, как ты вырвал из моих рук ту тетрадку.

Стояли у костра и поднимали от жара ладони к лицу, глядя на кости пальцев, которые проступали сквозь прозрачную красную плоть. Сверху падали хлопья пепла – теплые сгоревшие страницы.

И что же это получается? Юлия-дурочка старается, шлет ему письма, а жестокосердный Сен-Пре отделывается короткими шутливыми посланиями, иногда в стихах, рифмуя селедок и шведок, амуницию и сублимацию, засранное очко и улыбку Джоконды (кстати, ты понял, чему она улыбается? – я, кажется, поняла), пупок и Бог.

как отучить кота ходить в туалет неположенном
Одна из самых неприятных проблем, с которой сталкиваются почти все владельцы кошек — когда кот начинает гадить в неположенном месте. Причины для этого неприятного события в жизни как хозяина, так и самого кота, мог

Оставалось только выбрать себе войну. Но за этим, понятно, дело не стало. Уж чего-чего, а этого добра у непобитого отечества хлебом не корми, и дружественные царства, не успеешь толком и газету разве

Источник

Пишут, что в начале снова будет слово. А пока в школах еще по старинке талдычат, что сперва был большой взрыв и все сущее разлетелось.

Причем все, якобы, существовало уже до взрыва – и все еще не сказанные слова, и все видимые и невидимые галактики. Так в песке уже живет будущее стекло, и песчинки – семена вот этого окна, за которым как раз пробежал мальчишка с мячом, засунутым под футболку.

А размером эта ни окон ни дверей полна горница людей была, сообщают ученые, с футбольный мяч. Или арбуз. А мы в нем были семечками. И вот там все созрело и, напыжившись, поддало изнутри.

Другое стало воспоминанием одной девочки, которая хотела быть мальчиком – в детстве ее одели на маскарад Котом в сапогах, и все кругом норовили дернуть за хвост и, в конце концов, оторвали, так и пришлось ходить с хвостом в руке.

Третье семечко проклюнулось много лет назад и стало юношей, который любил, когда я чесала ему спинку, и ненавидел ложь, особенно когда начинали уверять со всех трибун, что смерти нет, что записанные слова – это что-то вроде трамвая, увозящего в бессмертие.

Перед тем как сжечь дневник и все свои рукописи, он написал последнюю фразу, ужасно смешную: “Дар оставил меня” – я успела прочитать до того, как ты вырвал из моих рук ту тетрадку.

Стояли у костра и поднимали от жара ладони к лицу, глядя на кости пальцев, которые проступали сквозь прозрачную красную плоть. Сверху падали хлопья пепла – теплые сгоревшие страницы.

И что же это получается? Юлия-дурочка старается, шлет ему письма, а жестокосердный Сен-Пре отделывается короткими шутливыми посланиями, иногда в стихах, рифмуя селедок и шведок, амуницию и сублимацию, засранное очко и улыбку Джоконды (кстати, ты понял, чему она улыбается? – я, кажется, поняла), пупок и Бог.

шотландская прямоухая кошка стерилизация
Британские короткошерстные кошки – одни из самых популярных домашних питомцев в России и во всем мире. Британская порода кошек не имеет ничего общего с дворовыми кошками в плане характера и поведения. Кошки британско

Оставалось только выбрать себе войну. Но за этим, понятно, дело не стало. Уж чего-чего, а этого добра у непобитого отечества хлебом не корми, и дружественные царства, не успеешь толком и газету разве

Источник

Данная книга — итог необычного проекта, осуществленного в 2002 году в Интернете. Перед вами около 500 рассказов 213 женщин о своем первом сексуальном опыте. Это абсолютно откровенные истории, рассказанные реальными женщинами без стеснения или украшательства.

Интимная жизнь не зря называется именно так. Из всех сторон человеческой жизни она наиболее закрыта, хотя по значимости важнее многих других. Это не та область, где можно запросто получить совет или консультацию у родных, друзей, знакомых, не говоря уже о посторонних. Нелегко и задать кому-нибудь подобные вопросы. В поисках нужных сведений часто приходится покупать научно-популярную книжку, где автор излагает тысячам людей /свою/ точку зрения на интересующий вопрос и предлагает те решения, которые сам считает верными. Но правильно ли это? А если наоборот? Может быть, лучше, если не один человек будет давать советы другим, а сотни людей сами расскажут друг другу истории о том, что реально происходило с ними, поделятся своими впечатлениями, объяснят мотивы своих поступков в различных ситуациях? Представьте, что вместо одного сексолога у вас есть 213 раскованных и совершенно откровенных подруг, которые не стесняясь поделятся с вами личным опытом!

Человеку свойственно думать, что именно его жизнь, его ситуация уникальны. На самом деле, все уже когда-то с кем-то было и повторялось миллионы раз. Однако этот опыт, как правило, недоступен. Цель настоящего издания — вывести личный интимный опыт из скрытого состояния и дать возможность передать его друг другу напрямик.

Ранние проявления детского эротизма и подростковой сексуальности — эта тема почти табу. Но именно первые сексуальные эмоции зачастую вызывают эффект «импринтинга», запечатления, откладывая отпечаток на все последующее восприятие интимных отношений. На этой почве нередко возникает масса комплексов, страхов и сомнений в собственной полноценности. Но разве с кем-нибудь об этом поговоришь в обычной жизни? Или — если мать сталкивается с т

Источник